Ринопневмония лошадей

Ринопневмония лошадей (инфекция герпесвируса лошадей первого типа; Rinopneumonia equorum — лат., Equine viral rhino-pneumonitis —англ.) - вирусная болезнь, характеризующаяся кратковременной лихорадкой, катаральным воспалением слизистых оболочек верхних дыхательных путей и конъюнктивы, внезапными абортами, наступающими в последней стадии жеребости.

Распространенность. Болезнь регистрируется во многих странах Европы, Азии, Америки, а также в Австралии. В СССР болезнь описана в 1955 г. Н. К- Олейником с соавт. Диагноз был поставлен на основании клинических и патологоанатомических данных. Вирус впервые выделен в 1969 г. К. П. Юровым и Н. Н. Крюковым.
Экономический ущерб может быть большим. Неблагополучные хозяйства несут потери вследствие массовых (до 80%) абортов кобыл.

Возбудитель болезни относится к семейству герпесвирусов. Различают три самостоятельных его типа: первый — возбудитель ринопневмонии лошадей или вирус герпеса лошадей (ВГЛ-1), имеет два подтипа; второй  - широко распространенный латентный вирус - ЛК-вирус (G. Plummer, A. Waterson, 1963) и третий тип - возбудитель половой экзантемы (ВГЛ-3).

Вирус содержит ДНК, легко инактивируется хлороформом и эфиром вследствие наличия липидов в наружной оболочке. Средний диаметр вириона с суперкапсидными оболочками 150 нм. Капсид вируса состоит из 162 капсомеров (A. Bartha, 1970). Вирусные частицы, находящиеся в ядрах клеток, окружены одной оболочкой. После выхода в цитоплазму у частиц образуется вторая оболочка. Основное место формирования вируса — внутренняя мембрана ядра.

Антигенные свойства. По данным (R. Burrows, 1970), в реакции нейтрализации среди штаммов вируса ринопневмонии (ВГЛ-1) различают два подтипа, которые вызывают респираторное заболевание лошадей, поражение наружных половых органов, а у жеребых кобыл аборты. Подтип первый представлен штаммом Ку-Д, подтип второй — штаммом Армия-183. К этому же подтипу относится большинство других штаммов, выделенных на Европейском и Азиатском континентах. В реакции нейтрализации ВГЛ-1  отличается от других герпесвирусов животных, однако имеет общие антигены в реакции связывания комплемента и диффузионной преципитации в агаровом геле с вирусом инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота.

W. H. Mc Gollum et al. (1956) сообщили, что суспензия из органов зараженных хомяков содержит гемагглютинин. Гемагглютинация подавляется только антисывороткой лошади, полученной: путем гипериммунизации инактивированным вирусом из печени хомячков. Сыворотки от естественно переболевших животных не задерживают гемагглютинацию. В. Semerdjiev (1962) получил положительные результаты агглютинации формалинизированных эритроцитов лошади при использовании антигенов из легких и печени зараженных морских свинок и легких абортированного плода кобылы. Выделенные Н. Н. Крюковым и К. П. Юровым. (1969, 1970) два штамма вируса К-69 и С-69 обладали гемагглютинирующими и гемадсорбирующими свойствами в культурах клеток почек эмбрионов коровы и свиньи с эритроцитами лошади. В крови переболевших лошадей выявляются антитела к гемагглютинину вируса в высоком титре — до 1:128—1:512 (К. П. Юров, В. К. Сологуб, 1979).

Культивирование вируса. Различные штаммы ВГЛ-1 размножаются в первичных культурах и субкультурах почек лошади, пони, свиньи, теленка, овцы; семенников, легких и селезенки лошади, также в перевиваемых линиях клеток. Высокого титра вирус достигает при добавлении в поддерживающую среду амниотической жидкости крупного рогатого скота.

Первый признак ЦПД — появление отдельных округленных светлых клеток через 24—36 ч после заражения. В менее чувствительной к вирусу перевиваемой линии клеток почки теленка ЦПД в первые 2—3 суток проявляется в виде очага, затем постепенно распространяется на весь клеточный слой (Н. Н. Крюков, К. П. Юров, 1970). Пораженные клетки округляются и отделяются от стекла. В клетках образуются внутриядерные эозинофильные тельца-включения, обнаруживаемые после окрашивания гематоксилин-эозином. В культурах клеток почек лошадей, овец, свиней под агаровым покрытием ВГЛ-1 образует негативные колонии (бляшки). Размеры последних можно использовать в качестве маркера для дифференциации аттенуированных и полевых штаммов.
Устойчивость возбудителя. По данным Е. R. Doll et al. (1959), A. Bartha (1970), вирус при комнатной температуре инактивируется через 8 дней, при 37° С — через 24—48 ч, а при 56 °С — в течение 10 мин. Хранение при 4°С приводит к утрате инфекционности через 3—6 месяцев, при температуре — 20 °С вируссодержащие ткани остаются инфекционными в течение 568 дней. Вирус быстро инактивируется 0,35%-ным раствором формальдегида. В затемненном помещении при температуре 20—27 °С, нанесенный на стекло и железо, сохраняется 7 дней, на деревянные поверхности - 14 дней, на волосы лошади -  42 дня.

Некоторые штаммы вируса проявляют устойчивость к температуре 50 °С и действию трипсина. Эти штаммы более устойчивы в процессе хранения при 4°С. Они также менее патогенны для хомяков. Более высокая устойчивость вируса к нагреванию и действию трипсина является признаком аттенуации (A. Bartha, 1970; К. П. Юров, 1979).
Эпизоотологические данные. К болезни восприимчивы однокопытные независимо от возраста и пола, особенно чистопородные лошади. Распространению возбудителя способствует недостаточно контролируемый обмен лошадьми между хозяйствами и странами.

R. Zeller, P. Teufel (1970) сообщают, что лошади с респираторным синдромом могут быть основными носителями вируса и выделяют его во внешнюю среду наравне с абортированными плодами, плодовыми оболочками и околоплодными водами. При респираторной форме болезни возбудитель передается воздушно-капельным путем при контакте больных со здоровыми животными. Больные жеребцы могут механически передавать вирус кобылам при случке.

В благополучные хозяйства вирус заносится больными или переболевшими лошадьми-вирусоносителями. При отсутствии иммунитета у животных эпизоотия распространяется быстро и охватывает всех восприимчивых лошадей. На возникновение и течение болезни влияют условия внешней среды. Аборты у кобыл не связаны с сезонами года, они зависят от срока беременности и чаще происходят на 8—11-м месяце жеребости.

Патогенез. При естественном или экспериментальном заражении вирус первоначально размножается в чувствительных клетках верхних дыхательных путей и носоглотки, вызывая респираторный синдром, затем поступает в кровь, проникает в лейкоциты и вместе с ними проходит плацентарный барьер (J. Вгуans, 1969; R. Burrows, 1970). В крови вирус кратковременно находится в свободном СОСТОЯНИИ, однако обнаружение его в других органах и в плоде свидетельствует о генерализации инфекции. Виремия в присутствии нейтрализующих антител в крови указывает на то, что вирус избегает нейтрализации антителами, так как он связан с лейкоцитами и вместе с ними попадает в плод, поражая его. В результате действия вируса на клетки матки или иммунопатологических процессов в сенсибилизированных тканях образуются токсические продукты, которые приводят к накоплению отечной жидкости. Последняя, проникая в межворсинчатые пространства трофобласта и эндометрия, механически отделяет  оболочки плода  от  матки,  вследствие чего  наступает  аборт.

Клинические признаки. Болезнь проявляется в трех формах. Первая характеризуется поражением верхних дыхательных путей, вторая — абортами у кобыл. Регистрируется нервная форма в виде параличей и парезов. Болезнь начинается респираторным синдромом, а аборт у кобыл является следствием первоначального поражения верхних дыхательных путей. При естественной инфекции респираторная форма чаще наблюдается у жеребят и молодых лошадей. Взрослые животные также могут заболевать при отсутствии антител, но болезнь у них протекает легче.

Инкубационный   период   при   экспериментальном   заражении 2—3 суток. При хороших условиях содержания клинические признаки выражены слабо. Кроме кратковременной температурной реакции, может быть катаральное воспаление слизистых оболочек верхних дыхательных путей и конъюнктивит. Температура тела повышается на 2—3-й день и характеризуется иногда двухфазным подъемом между 2—3-м и 8—10-м днем. Наблюдают серозно-слизистые истечения из носовых полостей, слабый кашель, пониженный аппетит.

Респираторная форма болезни протекает легко, выздоровление наступает через 8—10 дней. При поражениях слизистой оболочки глотки и воздухоносных мешков животные выздоравливают в течение 4 недель. При плохих условиях содержания болезнь часто осложняется секундарной микрофлорой. При этом выделения из носовых полостей становятся гнойными, иногда возникают пневмония и плевропневмония, а также поражения желудочно-кишечного тракта и почек.

Кобылы, переболевшие респираторной формой ринопневмонии в зависимости от стадии жеребости, абортируют через 18—120 дней после естественного заражения. Аборты могут достигать 79%. Чаще всего они происходят на 8—11-й, реже на 5—7-й месяц жеребости (Е. Doll and J. Bryans, 1962; К. П. Юров, 1975; Н. Н. Крюков, 1976). При экспериментальной инфекции, вызванной подкожным, внутримышечным, внутривенным и интраназальным способами введения вируса, инкубационный период составляет 14— 76 дней. При непосредственном заражении плода через матку животные абортируют на 3—5-й день, реже через 9 дней. Аборты наступают в одни и те же сроки независимо от содержания в крови нейтрализующих антител. После аборта титр антител может повышаться. В опыте, проведенном в ВИЭВ (К. П. Юров, 1973), аборты у кобыл были вызваны через 2—16 недель после интратрахеального, подкожного, внутривенного введения вируса.

Аборт наступает внезапно, без каких-либо предвестников родов, плод выходит с оболочками, физиология матки восстанавливается быстро, через месяц может произойти оплодотворение. У абортированных плодов светлые участки кожи, копыта, слизистые оболочки желтоватого цвета. Если аборт вызван вирусом без осложнения секундарной микрофлорой, то признаков аутолиза плода не обнаруживают.

Прогноз обычно благоприятный, при осложнении секундарной микрофлорой могут быть случаи гибели животных. У кобыл после абортов часто наблюдают паралич и парезы лицевого нерва и,. как правило, конечностей. У молодых лошадей нервный симптомокомплекс регистрируется как самостоятельная форма болезни.

Патологоанатомические изменения. У жеребят и лошадей при первичном возникновении инфекции наблюдают катаральное воспаление слизистых оболочек верхних дыхательных путей и конъюнктивит, серозный или серозно-гнойный экссудат в носовых ходах. На слизистых оболочках носоглотки, иногда трахеи обнаруживают герпетическую сыпь и изъязвления, на стенках воздухоносных мешков образуются узелки величиной с просяное зерно.

Лимфатические фолликулы носоглотки гиперплазированы. При микроскопии гистопрепаратов наблюдают некротические поражения лимфатических фолликул и внутриядерные тельца-включения в пораженных клетках. Интенсивная инфильтрация лимфоцитами и плазматическими клетками наиболее выражена в железистом слое эндометрия. В ворсинчатом слое находят очаги некроза, гиперплазию регионарных лимфатических узлов. В клетках тканей матки внутриядерных телец-включений  не обнаруживают.

Н. К. Олейник и соавт. (1955), М. Priekett (1970) наиболее типичные поражения обнаружили в органах и тканях плодов, абортированных на 7—11-м месяце жеребости. Наблюдали желтушность непигментированных участков кожи, подкожной клетчатки, слизистых оболочек носа и конъюнктивы, отеки подкожной клетчатки, избыточное содержание жидкости в грудной и брюшной полостях. Селезенка увеличена, на разрезе выступают набухшие лимфатические фолликулы, легкие отечны, на поверхности геморрагические участки. Гистологически обнаруживали воспалительные процессы в легких и бронхах, некротические поражения пульпы селезенки. В клетках органов, особенно печени, легких и щитовидной железы, выявляли внутриядерные тельца-включения типа А. Каудри. При нервной форме болезни регистрировали явления диффузного энцефалита.

Диагноз и дифференциальный диагноз. Диагностика респираторной формы ринопневмонии по клиническим и патологоанатомическим признакам затруднительна, так как острое течение инфекции верхних дыхательных путей может быть вызвано другими вирусами, поэтому окончательный диагноз ставится на основании лабораторных исследований.

При абортах предварительный диагноз можно поставить по характерным патологоанатомическим изменениям в органах плода и обнаружению внутриядерных телец-включений. У плодов, абортированных па 7—11-м месяце жеребости, признаков аутолиза плода не обнаруживают. У плодов, абортированных до 6 месяца, а также при абортах, вызванных бактериальной инфекцией и вирусом артериита, всегда наблюдают различную степень аутолиза плодов.

Диагностика ринопневмонии основывается на выделении вируса в культурах клеток с последующей его идентификацией, а также путем обнаружения специфических антител в сыворотках переболевших животных реакцией нейтрализации и РСК. Для выделения вируса в культурах клеток используют смывы или соскобы со слизистой носовых полостей при респираторном синдроме, а при абортах — суспензии легких, печени, селезенки и тимуса, так как в них содержится наибольшее количество вируса. По данным J. Bryans (1969), вирус легко изолируется из лейкоцитов экспериментально зараженных лошадей в течение 20 дней, но не из плазмы, свободной от форменных элементов крови.

Ринопневмонию необходимо дифференцировать от других вирусных болезней респираторного тракта.  Грипп лошадей отличается более высокой контагиозностыо, быстрым распространением, наличием сухого, часто болезненного кашля. У жеребых кобыл, как правило, отсутствуют аборты. Вирусный артериит при его типичном течении характеризуется тяжелыми поражениями во внутренних органах и часто животные погибают. Инфекция, вызванная аденовирусом, регистрируется, как правило, у жеребят раннего возраста. В связи со сходством клинического проявления респираторных вирусных болезней дифференцируют их только на основании лабораторных данных выделения и идентификации возбудителей и ретроспективными серологическими   исследованиями.

Иммунитет и средства специфической профилактики. После естественного переболевания жеребят ринопневмонией вырабатывается слабый и непродолжительный иммунитет, поэтому они могут неоднократно заболевать в первый год жизни. Уровень антител повышается через 3 недели после выздоровления и снижается через 7 месяцев в 2—3 раза. Колостральный иммунитет у жеребят соответствует уровню материнского до 3 недель, затем титр антител падает, но они еще сохраняются до 2—3 месяцев.

Адаптированный к хомякам вирус применяют в США в качестве вакцины. Однако она обладает повышенной реактогенностью, вызывает аборты и может быть источником заноса вируса в благополучные хозяйства. Поэтому ее обычно применяют только в хозяйствах, где ранее были аборты и у животных имеется остаточный иммунитет, приобретенный в результате естественного переболевания.

Культуральную вакцину впервые получили A. Mayr et al., J. Pette (1968) путем длительного пассирования штамма вируса RAC-H в культурах клеток почек поросят. В настоящее время в ряде зарубежных стран (США, Венгрия) разработаны культуральные вирусвакцины из местных штаммов. У вакцинированных лошадей вырабатываются нейтрализующие антитела, которые обнаруживаются на 14-й день после иммунизации. Уровень их повышается до 30—40-го дня, а затем незначительно снижается через 6 месяцев. Повторная вакцинация приводит к повышению титра антител.

Жеребят рекомендуется вакцинировать после исчезновения колострального иммунитета, т. е. в возрасте 2—3 месяцев, и ревакцинировать через 3—4 месяца после первой иммунизации. Жеребцов и нежеребых кобыл прививают двукратно с интервалом в 3—4 месяца, жеребых кобыл на 2—3-м месяце беременности и повторно через 4 месяца. Для сохранения иммунитета в дальнейшем животных ревакцинируют один раз в год, а кобыл на 6—7-м месяце жеребости. В случае возникновения абортов вакцинируют всех кобыл до 9-го месяца жеребости. Кобыл до 5-месячной жеребости вакцинируют повторно через 3 месяца. Вакцину вводят внутримышечно.
Профилактика и меры борьбы с ринопневмонией основываются на соблюдении ветеринарно-санитарных правил и профилактической  вакцинации.   Для   предупреждения  заноса   возбудителя инфекции не допускают ввод лошадей из неблагополучных хозяйств, а также хозяйств, в которых в последние 3 месяца наблюдались аборты неустановленной этиологии. Вновь поступивших лошадей содержат в течение месяца изолированно в отдельной конюшне и переводят в основную группу, если за это время у них не было повышения температуры тела и признаков поражения дыхательных путей, а у жеребых кобыл — абортов. На импортируемых лошадей должно быть ветеринарное свидетельство, в котором удостоверяется, что в течение 3 месяцев, предшествовавших отгрузке, у них не было клинических признаков болезни, а и .хозяйстве за это время не выявлено случаев заболевания ринопневмонией.

Хозяйство, в котором установлена болезнь, объявляют неблагополучным и проводят ограничительные мероприятия. Запрещают перегруппировку и обмен лошадьми, вывоз фуража, доступ людей, не связанных с обслуживанием животных, а также передачу спермы от жеребцов в другие хозяйства для осеменения кобыл. Организуется изолированное содержание больных и условно здоровых конематок с закреплением отдельного обслуживающего персонала. Конюшню, откуда выделена абортировавшая лошадь, дезинфицируют, абортированные плоды, плодовые оболочки, навоз, остатки корма сжигают. Кобыл, пришедших в охоту, через месяц после аборта осеменяют искусственно спермой здоровых жеребцов. Абортировавших конематок с осложнениями лечат симптоматически. При наличии вакцины всех лошадей иммунизируют.

Ограничительные мероприятия снимают через 2 месяца после последнего случая аборта или рождения нежизнеспособного плода при условии отсутствия конематок во второй половине жеребости. Перед снятием ограничений проводят заключительную дезинфекцию конюшен и территории, где находились больные лошади, инвентаря и транспорта.